Акопова Тамара Вартановна

Место рождения: Кисловодск Ставропольский край, Россия

Дата рождения: 1927

Дата смерти: неизвестно

Одна из тех, кому посчастливилось выжить в осажденном городе -Акопова Тамара Вартановна, проживает в ст. Каневской. Блокаду помнит очень отчетливо. Когда началась война, ей было 14 лет. Они с сестрой Машей родились в г. Кисловодске. В поисках лучшей доли отец Вартан перевез семью в Ленинград, там легче было с продуктами. И не только. Человек образованный, Вартан водил детей и жену в музеи, в театр. Тамара Вартановна помнит до сих пор постановку довоенного «Щелкунчика». Семья жила в однокомнатной квартире (на что денег хватило), печку «буржуйку» топили через день, но не мерзли. Когда началась война, отца на фронт не взяли, он попал на рытье траншей вокруг города. Тамаре было 14, а ее сестре Маше 12 лет. Когда начали бомбить город Маня, пряталась под кровать, а потом Тамара заметила, что у младшей сестры поседели волосы. 8 сентября – начало блокады города. Потянулись страшные и мучительные дни и ночи. С наступлением зимы, чтобы не замерзнуть, девочки пилили домашнюю мебель и чурочками топили печь. На иждивенцев и служащих давали скудный паек, состоявший из черного хлеба с целлюлозой – 125 г. Его еще надо было донести до дома. К тряпичной сумке были пришиты длинные прочные веревочки, их наматывали на руку, чтобы сумку не вырвали по дороге бандиты. Этот драгоценный хлеб сушили на печке, чтобы дольше подержать за щекой как леденец. Отец рано вставал, чтобы добраться к месту работы. Он слабел на глазах. Однажды утром девочек разбудил его громкий и протяжный крик: отец умер, обессилев от голода. На следующий день тоже от голода умерла бабушка Машо. У ослабевших от голода и страданий девчонок хватило сил завернуть своих родных в простыни и вытащить к входной двери. Там их трупы забрала похоронная команда. Большинство умерших в блокаду жителей Ленинграда похоронено на Пискаревском мемориальном кладбище на Выборгской стороне. Это самое памятное место Санкт-Петербурга. Площадь кладбища составляет 26 га. Также тела многих погибших ленинградцев были кремированы в печах кирпичного завода, находившегося на территории нынешнего Московского парка Победы. На территории парка построена часовня и установлен памятник «Вагонетка» - один из самых страшных памятников Петербурга. На таких вагонетках вывозили в близлежащие карьеры после сожжения в печах завода прах погибших. Где похоронены отец и бабушка, Тамара Вартановна не знает. После войны они с сестрой были на Пискаревском кладбище, возлагали цветы. После смерти отца и бабушки на девчонок свалилась еще одна беда: мать девочек – Соня слегла от воспаления легких. Это случилось в январе 42 года. По сути это был приговор. Но однажды к обезумевшим от голода и горя девочкам зашла врач, проживающая с ними в одном доме. Она осмотрела маму и уверенно сказала: «Ваша мама будет жить! Есть горчица в доме, ставьте ей горчичники». Через время врач пришла еще и сказала Тамаре: «Маме нужно вино, желательно «Кагор», хотя бы по ложке давать…». Тамара мучительно соображала, где взять в осажденном городе бутылку вина и вспомнила: ведь папа до войны работал инженером на винно-водочном заводе «Арарат». Папа был совершенно непьющим, и в доме спиртного не было. А вдруг кто-нибудь его помнит и поможет! Тамара утром отправилась в непростой путь: далеко от дома и так мало сил идти через Неву, а тут еще мороз… После полудня она добралась до завода, который пустовал, людей не было видно, но в одной из комнат она увидела женщину, которая знала инженера Вартана Кирокозова. «Но на заводе давно ничего нет, детка» -извиняясь, сказала она и для убедительности открыла шкаф. Шкаф был пустой, женщина порылась в каком-то хламе на дне и достала оттуда чью-то довоенную заначку – бутылку «Кагора»! Она с радостью отдала заветную бутылку Тамаре. Уже смеркалось, поэтому Тамара переночевала у тетушки на Невском, а утром медленно с драгоценной ношей отправилась домой. Маму это спасло и забота дочерей, которые буквально сражались за ее здоровье. Но еще спасло дополнительное питание. Американцы с самолетов сбрасывали в определенные места города шоколад и какао. Посылки специальные группы рабочих собирали и делили на крошечные пайки, которые выдавали вместе с хлебом. Воду из Невы девочки вдвоем таскали на санках. Ведер не было, возили в кастрюлях. Мама к весне встала с постели. Чтобы получить рабочую карточку на питание, мама Соня, до войны делавшая маникюр, уже в марте пошла работать под землю в канализационные каналы, паяльной лампой отогревая нечистоты, чтобы очистить замерзший город. В сентябре 1942 года семья дождалась своей очереди на эвакуацию. Мама с девочками хотела уехать в Кизляр к родственникам, но там уже были немцы и эшелон с женщинами и детьми отправился в Сибирь. С собой они взяли постельное белье, полотенца, потом это все очень пригодилось. Ехали в товарном вагоне целый месяц. На станции Называевка их высадили и 14-15-летние подростки на подводах, запряженных быками, развозили эвакуированных по соседним деревням. Тамара с сестрой и матерью попали в деревню Малиновка Омской области. Жили в одной избе с хозяйкой Ариной и ее тремя сыновьями, которые также работали днем на повозках, запряженных быками. Так прошло 2 года. Постельное белье меняли у Арины на молоко и картошку, получали свой блокадный паек в виде муки и крупы. Работали по мере сил и постепенно окрепли. Когда немцы отступили, по вызову Михаила, младшего брата мамы, семья переехала в Кизляр. Потом была долгожданная Победа. В 1950 году Тамара встретила своего суженого - Ивана Тимофеевича Акопова. Фронтовик с орденами Боевого Красного Знамени, Отечественной войны, боевыми медалями, он принимал участие в Параде Победы в Москве. Сложилась семья, родились дети Ира и Анатолий. В то время жили в г. Грозном. Жили как братья чеченцы, русские, армяне, ингуши. Ирина Ивановна, дочь Тамары Вартановны, со слезами на глазах сказала: «Для меня Грозный – это стакан слез!». Учитель по образованию, она никак не хотела уезжать из Грозного, пока на ступеньках университета не застрелили ректора, которого она хорошо знала как порядочного человека, мудрого профессора. Ирина вспоминает, что старшее поколение чеченцев, особенно интеллигенция, вели себя достойно и уважительно относились к русским, а молодые националисты убивали русских, отбирали жилье и машины. Пришлось семье Тамары Вартановны с детьми срочно продавать жилье и уезжать в Россию. Ее муж Иван Тимофеевич, переживший Великую Отечественную, очень страдал от случившегося, был то, что называется, ранен в самое сердце: вскоре его не стало. Умерла и поседевшая ребенком в
блокадном городе сестра Маша. Тамара Вартановна после переезда из Грозного жила сначала у сына Анатолия в Армавире, а в 1996 г. переехала к дочери Ирине в Каневской район. Ирина с мужем Сергеем 9 лет прожили в съёмном жилье в ст. Стародеревянковской, т.к. денег за проданное жилье в Грозном хватило только на приобретение кирпича. Сергей 10 лет отработал в акционерном обществе «Колос» инженером связи. Городские жители Сергей и Ирина стали держать хозяйство, торговать на рынке по выходным дням и 4 года напряженно строили свое жилье. В свой недостроенный дом они зашли
вместе с мамой Тамарой Вартановной, и страшно радовались: теперь уже свое выстраданное жилье! Живут они на 7-й линии Западного микрорайона нашей станицы Каневской. Радуются хорошим отношениям с соседями. Теперь уже вся семья – пенсионеры, но Сергей продолжает работать. Много помогает сыну, у которого четверо ребятишек. С фотографий на стенах и на столе уютной комнаты Вартановны смотрят трое внуков и пятеро красивых правнучат. Ее лицо светится от счастья, когда она рассказывает о них. Сейчас у нее счастливая (если бы не болезни), старость, хорошие надежные дети, которых она, женщина с сильным, волевым характером, достойно воспитала, дала образование.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Молодежные сайты Кубани